Бездомная кошка...

БЕЗДОМНАЯ КОШКА: ВЗЯТЬ НЕЛЬЗЯ ОСТАВИТЬ?
Газета «Сибирская трибуна» (г. Новосибирск), № 37 (235), 26.05.04
В начале этого года в одной местной газете я увидела письмо чита­тельницы Елены, где она рассказывала про человеческое изуверство. Дос­ловное содержание письма я уже не помню, но суть от этого не меняется. Им в подъезд подбросили котенка. Все квартиры подключились к «воспи­танию» этого малыша: устроили ему домик, стали кормить. Однажды, возвращаясь с работы, Елена увидела этого котенка в углу. Он тяжело стонал, по мордочке текла кровь. Женщина схватила его на руки и побе­жала домой. Стали звонить во все ветеринарные лечебницы, но рабочий день уже кончился. Целую ночь котенок промучился на руках у плачущей дочери Елены. Утром его повезли в лечебницу. Доктор сказал, что нужна операция, так как поврежден мозг и перебиты лапки. Кровотечение ос­тановили и назначили ему лекарства. Весь праздник Нового года мать с дочерью просидели над этим бедным пушистым созданием. Котенок по­шел на поправку и даже начал немного есть и играть. После всех праздников Елена снова поехала с котенком к ветиринару. Оказалось, что откладывать больше нельзя, и котенку сделали сложнейшую операцию: вставили штыри в лапки. Когда Елена уже ехала домой, котенок начал отходить от наркоза... Он умер у нее на руках, так и не доехав до дома...
Хочется спросить того по­донка, перед которым тогда в подъезде оказалось это безза­щитное существо, что же его подвигло ни убийство? Люди, неужели мы стали такими жестокими, что можем бес­трепетно уничтожать братьев своих меньших?
К счастью, все же есть в нашей жизни и подлинная доброта, и забота о животных.
Зайдя в квартиру Нины Александровны Косцовой, не сразу понимаешь, что у нее около ста шестидесяти ко­шек - это не выдает ничто. Такая чистота достигается ежедневным трудом хозяй­ки, не вылезающей из рабо­ты. Даже когда я позвонила в дверь, она открыла мне ее с тряпкой в руках.
Квартира полностью обору­дована специальной техни­кой: две вытяжки, провода, оббитые металлическим ру­кавом. Зал, который отведен кошкам, весь в кафеле, там же висит бактерицидная лам­па, коты сидят на детских стульчиках, деревьях, в лукошках различной формы
Нина Александровна ласково обращается и разговаривает с ними и называет их «мои дет­домовские кошки».
Увидев нового человека, по крайней мере, половина из кисок повскакивала со своих мест, окружила меня и друж­но начала точить когти о мои джинсы, Поскольку я сама без ума от кошек, то отнес­лась к этому достаточно спо­койно. Но, продолжая улы­баться, я одновременно пыта­лась оттянуть их от своих, те­перь уже безвозвратно «покосяченных», штанов.
С хозяйкой мы решили побеседовать на кухне. Коты не имеют доступа в коридор, кухню и спальню. Тем не ме­нее, несколько пушистиков успело проскочить с нами.
- Вообще я считаю, что кошки должны жить в под­вале, - начала свой рассказ Нина Александровна. - Но сегодня в подвалах, на мой взгляд, нет условий для их проживания. Люди должны кормить их там, следить за их здоровьем, но все заняты своими делами, и ни у кого нет времени быть опекунами бездомных котов. А уничто­жать их нельзя ни в коем слу­чае - тогда нас крысы просто сожрут. Лично я никогда не возьму кошку, если вижу, что она хорошо чувствует себя на 1'лице. У меня глаз уже на­метан. В последнее время подбираю только больных и не­настных. Бывает, из-под снега даже достаю. Своих денег мне бы на содержание при- юта, конечно, не хватило. Мне помогают в частном порядке. Лет пять назад я обраща­лась в мэрию, там на меня организовали в буквальном смысле травлю. Даже вспоми­нать страшно. Мне открытым текстом говорили: «Не ходи­те к нам». А началось все с того, что я отправила письмо в общественную приемную, где описала, что конкретно нужно для приюта. В обще­ственной приемной мне ска­зали:
- У нас в стране дети голодают, а вы тут со своими кошками приперлись.
Я им говорю:
- Бездомные дети - одна проблема, бездомные кошки - другая. Их нужно решать параллельно, и не надо одну подменять другой. Это две совершенно разные вещи.
И предложила им такой вариант: каждого человека, который будет мне звонить насчет кошек, я буду отправ­лять к ним, чтобы они узна­ли, сколько людей озабочено этой проблемой. Они, разумеется отказались от такого «счастья» и сказали, чтобы я звонила в спецавтохозяйство, в ведомстве которого тогда были живодеры. Ну, я сразу смекнула, что к чему, и от­казалась от своей идеи. А в городе была еще одна женщи­на, которая занималась кош­ками, вот она как раз и от­правляла людей в мэрию. А там, видимо, подумали, что это от меня. И в один прекрас­ный день мне позвонили из ЖЭУ и сказали, что не поло­жено держать в квартир так много кошек. Я им популяр­но объяснила, что это мое пра­во - заводить столько котов, сколько хочется.
После чего позвонила глав­ный ветеринар города - Люд­мила Васильевна Кобзарь - и поставила меня в известность, что скоро придет с милици­ей ставить прививки всем моим кошкам, начала мне угрожать, что придет с про­веркой. Я ей ответила, что пушу только с ордером на обыск. Слава Богу, официаль­но я не зарегистрирована, по­этому, как частное лицо, могу никого за порог не пускать.
Потом мне звонили из сан­эпидемстанции, приходили из Горисполкома. Я им всем замучилась объяснять, что по Гражданскому кодексу жи­вотные приравниваются к движимому имуществу. И мое дело, сколько в моем доме стульев или кошек. Я никого не беспокою. Тогда меня припугнули, сказав, что через месяц на меня посту­пит жалоба от соседей. Но с соседями отношения у меня хорошие, и придраться ко мне не из-за чего. Но через месяц действительно стар­ший по дому начал бегать с какими-то бумажками, и соседи припомнили мне все незначительные замечания, которые я им когда-то дела­ла. В подъезде заколотили все окна, чтобы уличить меня в запахе. Стали угрожать, что отберут квартиру.
Короче говоря, стоило мне обратиться в мэрию за помо­щью, как начались «наезды». Я не'знала, то ли мне живот­ными заниматься, то ли отби­ваться от «хранителен зако­на».,-На следующий день я позвонила личнoмv секрета­рю Толоконского (он тогда был -мэром) и говорю:
- Я понимаю, что вы не можете помочь по каким-то причинам, но неужели нельзя просто объяснить, за­чем травить-то? Что это за помощь такая? Еще и запу­гивают!
Он все уладил, и от меня отстали.
Как сейчас помню, была предвыборная кампания. По телевизору показывали то Толоконского, то меня - за­бавно было смотреть. Ко мне приезжали и НТН-4, и «Биз­нес-новости». Программа «Ки­нополис» с НТН-12 тогда во­обще каждые три месяца при-
Теперь отношения с ЖЭУ у меня доходят до смешного. Я, допустим, не могу вызвать сантехника. Знаете, что они мне говорят? «Зоопарк не об­служиваем!». Я плачу кварт­плату, но в случае каких-то неполадок мне приходится вызывать службу 054! Просто дикость! Вместо того, чтобы помочь мне, они такое гово­рят! (Плачет). Что бы у меня ни случилось, виноваты кош­ки. Зачем злиться на кошек? Что с них взять? Ведь, это можно сказать, дети, кто, кроме нас, им поможет?!
У нас в городе есть несколь­ко квартир, в которых разме­щены частные приюты для кошек. Людям, содержащим эти приюты, повезло меньше, чем Нине Александровне. Сами они не в состоянии обу­строить квартиру специально под приют, поэтому у них, ко­нечно, не идеальный порядок. И естественно, соседи пишут на них жалобы. Но неужели никак нельзя помочь этим людям в обустройстве при­ютов?
- На опыте приюта для собак можно понять, что квар­тирные условия более ком­фортны для животных, - де­лится опытом Нина Алексан­дровна. - Или они будут си­деть в клетках и вольерах, или на стульчиках есть раз­ница? Там кто-то захотел -пришел, поработал, не захо­тел не пришел, не порабо­тал. Там животные не чув­ствуют своего хозяина. Поэто­му я убеждена, что не надо строить приюты для кошек. Нужно помочь тем людям, у которых они уже есть. Дайте им ставку, чтобы они не бега­ли в поисках заработка, не бросали животных, а сидели с ними дома. Что стоит для города оборудовать несколько квартир так же, как мою, и дать ставки людям, которые, по сути, решают проблему го­родского масштаба? Общество обязано им помочь. Не каж­дый человек согласится со­держать бездомных живот­ных. А эти люди настолько их любят, что согласны по­жертвовать своим временем и деньгами. Они предоставили свое жилье. Не многие согла­сятся на эту работу, потому что никто не хочет брать на себя такую ответственность. На Западе занимают очередь, чтобы прийти поработать в приюте. А наших, русских, у меня даже язык не повора­чивается назвать людьми. Они не заслуживают уваже­ния. Никто не может и не хочет помочь. Вместо этого они ставят палки в колеса... Один прошел мимо брошен­ного котенка, другой, третий -пусть зверек подыхает. А я не могу мимо пройти, у миня душа за них болит. Таких, как мы, называют сумасшед­шими, ненормальными. Все люди думают, что они хоро­шие, но поступки сразу рас­крывают их сущность.
У меня нет ни одного вы­ходного, ни одного свободно­го вечера. Я работаю почти до изнеможения. Сегодня при­села только один раз - вот сейчас с тобой. И ела пока всего один раз. На самом деле меня вся эта работа очень уг­нетает, хотя многие думают, что мне это в удовольствие, потому что не предполагают, какой это труд. Мне, как и любому нормальному челове­ку, доставляет удовольствие читать книжки, смотреть те­левизор, ходить в театры. А уход за кошками - это самая настоящая работа.
Нина Александровна варит два-три десятилитровых вед­ра корма каждый день. Раци­он ее кисок состоит, в основ­ном, из пшеничных каш, сва­ренных на мясном бульоне с добавлением риса или греч­ки. Различные «вискасы» и «китикеты» ее детдомовские коты, к сожалению, видят нечасто. Если только угостят. На раз хватает трех больших пачек.
- Но если их кормить хотя бы раз в неделю таким кор­мом, мне было бы легче. -признается хозяйка приюта. - Я бы лишний раз не стояла у плиты, была бы экономия продуктов, не надо было бы убирать в комнате и мыть по­суду - они весь сухой корм подбирают дочиста. Но такие разгрузочные дни бывают ред­ко.
Бездомных котов ни в коем случае нельзя кормить молоком, кефиром и сметаной, так как эти продукты являются рассадником различных бактерии. После та­ких деликатесов коты могут заболеть либо далее умереть. .Лучше давать им творог или сыр. Нина Александров­на сыр не покупает - дорого, да и на творог не всегда хватает средств. Па один раз всем ее кошкам нужно око ло 20 килограммов творога!
Пьют они очищенную воду, которую хозяйка специально готовит для них, опуская туда серебро. Раз в неделю они по­лучают свежее мясо.
Такая вот у «детдомовцев» еда.
Вce коты у Нины Алексан­дровны кастрированы. Делает она такие операции сама, так как ветеринар, который приходил их кастрировать, поднял цену. Правда, кошек она не стерилизует.
- Я хочу обратиться к населению: не позволяйте кошкам размножаться. Достаточно того, что котятся бездомные. Очень много лишних кошек. Куда их потом? По подъездам разбрасывать? Кто их возьмет? У меня здесь животные, которые никому не нужны, они обречены. Иногда мне подбрасывают котят. Люди думают, что сделали доброе дело. Но доброе дело заключается не в том. чтобы отдать кошку в приют. а чтобы взять ее из приюта. Как ребенка, понимаете? Люди не считаются с тем, что мне тяжело содержать их всех одной. А уж если подбрасываете, то тогда оставляйте деньги на этого котенка, так будет честнее, не правда ли?
Своих кошек Нина Алек­сандровна отдаст в хорошие руки, а через десять дней проведывает и даже фотогра­фирует. Правда, бывали слу­чаи, когда кошку приходи­лось забирать обратно.
- Однажды ко мне из Мочища приехала молодая семья и забрала кота, вспоминает Нина Александровна. - Я через десять дней звоню, они мне: «Все нормально». Я почувствовала неладное и поехала к ним. Оказалось, что они его несколько дней назад выгнали. Я педелю ездила в Мочище, расклеивала объявления, лазила но подвалам, разговаривала с детьми, обещала им подарки, если они его найдут. В конце концов, я нашла этого кота и привезла обратно.
У каждой кошечки в приюте есть кличка и своя история. Молекулу мне подбро­сили слепым котенком. Она была шустрая, как метеор. Вечно крутилась под нога­ми. Как на стол залезть, так она зрячая, а как в туалет ходить, она сразу слепая. Машу я вырвала у собаки, которая перекусила ей ногу. Была зима, я долго сидела возле раненой кошки и уговаривала ее подойти ко мне.
Джуля попала ко мне бе­ременная мертвыми котята­ми. Я сама сделала ей кеса­рево сечение. Теперь она вос­питывает у меня тех котят, которые безобразничают. Это просто удивительно! Еще у меня есть несколько кошек, которые нормализуют мне кровяное давление и снима­ют головную боль.
Есть и внешне одинаковые коты, и иногда я, конечно, их путаю. Когда они принимают лекарства, приходится завя­зывать бантики, чтобы не ошибиться.
Я люблю своих кошек больше, чем себя, поэтому и отдаю им себя полностью.
Хочется еще раз обратиться к людям. Пожалуйста, берегите своих любимцев, ведь они, в свою очередь, любят нас и переживают, если с нами что-то случает­ся. Я встречалась с такими ситуациями, когда к кому-то приходили гости и начи­нали дразнить кота, а хозя­ин молчал, чтобы не испор­тить отношения с друзьями, не смея защитить подопеч­ного, практически члена сво­ей семьи. У человека не хва­тало силы духа, чтобы зас­тупиться за более слабого. Такие ситуации травмиру­ют кошек. Человек должен заботиться о том, чтобы жи­вотному в доме было ком­фортно. Чтобы собака или кот знали: его дом - это кре­пость, а не тюрьма, где тво­рится беспредел, где каж­дый, кто заходит, может его обидеть.
Хочу выразить огромную благодарность за помощь тем людям, которые не оставляют меня. Я очень ими дорожу. Ведь так трудно найти еди­номышленников!
Всех нас с детства учат добру. Давайте сохранять и делиться им с другими на протяжении всей нашей жизни! И мы сами, и братья наши меньшие так нужда­ются в нем. Ведь они такие же живые души, как и люди. Им так же больно умирать.